29 мая, 2022

Orsk.today

Будьте в курсе последних событий в России благодаря новостям Орска, эксклюзивным видеоматериалам, фотографиям и обновленным картам.

Вдовы таджикских ИГ утверждают, что заплатили за действия своих мужей, но суды в это не верят

Олима Камолова, вдова боевика «Исламского государства», несколько месяцев умоляла таджикское правительство помочь освободить ее из афганской тюрьмы как жену иностранного боевика.

Незадолго до того, как талибы захватили власть в Кабуле, таджикские власти прошлым летом депортировали Камолову и ее четверых детей.

31-летняя домохозяйка, покинувшая Таджикистан вместе с мужем в 2015 году, сейчас отбывает 12-летний срок за «борьбу с наемниками в иностранном военном конфликте».

Она отвергла обвинения и заявила суду, что следит за своим мужем.

Но Кирулло Хабибулосода, судья городского суда в Вахдате, небольшом городке недалеко от Душанбе, где выросла Камолова, сказал, что не верит, что он был невиновным свидетелем, из-за доводов подсудимого. По словам его родственников, 7 января Камолова проиграла свою последнюю апелляцию в Верховный суд.

Вахдатский городской суд в Таджикистане.

Таджикистан редко захватывает женщин, депортированных из конфликтных зон, таких как Афганистан, Сирия и Ирак, а скорее стремится реинтегрировать их в общество. Но в последние месяцы таджикские суды приговорили не менее пяти женщин — супругов подозреваемых боевиков ИГ — к 12–14 годам лишения свободы по обвинениям, связанным с терроризмом.

Власти не обнародовали никакой информации о подсудимых и их делах. Но источники, знакомые с этим вопросом, сообщили таджикской службе Радио Свобода, что все пятеро подсудимых были депортированы из Афганистана в начале этого года. Обстоятельства, при которых они были отправлены обратно, неизвестны.

Посол Таджикистана Зубайдулло Зубайдзода, который находится в процессе депортации своих соотечественников из Сирии и Ирака, открыто заявил, что некоторые женщины не доверяют таджикскому правительству и не хотят возвращаться.

Эта новость появилась, когда 48 женщин из Таджикистана находятся в иракских тюрьмах по обвинению в том, что они «члены ИГ».

По данным Комитета по делам женщин и семьи, четыре женщины были приговорены иракскими судьями к смертной казни. Других приговорили к срокам от 20 лет до пожизненного заключения.

По словам таджикских официальных лиц, сотни таджикских вдов и их детей оказались в лагерях беженцев в Сирии, поскольку усилия Душанбе по репатриации в значительной степени остановлены эпидемиями и другими проблемами.

«Легко винить»

Большинство таджикских женщин, попавших в зарубежные конфликтные зоны, обвиняются в том, что они увозят своих мужей за границу, часто заявляя, что те едут на работу.

Камолова и ее защитник заявили, что ей «солгал» ее муж, сказавший, что они едут в Иран для лечения одного из своих детей.

«По прибытии в Тегеран их муж сказал им, что они едут в Афганистан для религиозного паломничества», — сказал адвокат защиты Шабнам Искандер. «Камолова не хотела ехать, но муж пригрозил ей разводом. Позже Камолова согласилась поехать в Афганистан.

Проверить опыт Камоловой не представляется возможным.

Женщина из провинции Сукта, близкая родственница, добровольно вернувшаяся из Сирии несколько лет назад, говорит, что женщины в традиционных таджикских семьях часто подчиняются своим мужьям.

«Оглядываясь назад, легко критиковать этих женщин, но в 2015 году люди не очень хорошо знали об этом», — анонимно сказала женщина. «Жены многих бойцов, возможно, полагались на своих мужей, когда те говорили им, что идут на работу или в паломничество».

Таджикские женщины и дети в иракском суде в 2019 году.

Таджикские женщины и дети в иракском суде в 2019 году.

Ее родственники были помилованы правительством, начали свою нормальную жизнь и «никогда не оглядывались назад», сказала женщина.

Таджикистан неоднократно заявлял о своей приверженности депортации женщин и детей, проживающих в зонах зарубежных конфликтов. Но чиновники согласны с тем, что не все готовы вернуться.

Министр иностранных дел Сироджидин Мухридин заявил журналистам в прошлом году, что «многие» таджикские женщины в сирийских лагерях «хотят вернуться домой, но есть и такие, которые не хотят возвращаться».

Многие жены экстремистов, возможно, полагались на своих мужей, когда те говорили им, что едут на работу или в паломничество.

По оценкам Таджикистана, около 575 женщин и детей — членов семей таджикских боевиков — в настоящее время находятся в сирийских лагерях беженцев аль-Хол и аль-Родж, контролируемых курдскими силами. В 2019 году правительство депортировало 84 таджикских ребенка из Ирака.

Таджикский дипломат Зубайдулло Зубайдзода, занимающийся организацией репатриации граждан своей страны из Сирии и Ирака, сказал, что некоторые женщины избегают встреч с таджикскими чиновниками, посещающими лагеря.

Зубайдзода сказал, что некоторые открыто заявляли, что не доверяют таджикскому правительству и не хотят возвращаться в Таджикистан. По данным местных СМИ, из примерно 400 таджикских женщин и детей в Аль-Хале только 260 подали заявление о депортации.

В прошлом году группа таджикских женщин в Аль-Хоуле направила правительству письмо с призывом ускорить усилия по экстрадиции Душанбе.

Таджикская женщина в Al-Hawl говорит анонимно Об этом сообщает Радио Свобода. Его товарищи по лагерю делятся на две группы: те, кто осознал свои ошибки и хочет вернуться домой, и те, кто придерживается «экстремистских взглядов» и до сих пор остается верным идеологам ИГ.

Таджикская служба Радио Свободная Европа/Радио Свобода подготовила этот отчет.
READ  Путин говорит, что за последний год многое было сделано для урегулирования ситуации в Карачи - российская политика и дипломатия