18 января, 2022

Orsk.today

Будьте в курсе последних событий в России благодаря новостям Орска, эксклюзивным видеоматериалам, фотографиям и обновленным картам.

Этого достаточно для зрелости? — Voltoy Club

Незавершенность распада Советского Союза перекликается с нынешней политикой и усложняет уравнение успешной внешней политики для молодых государств. Можно ли сказать, что все государственные испытания, начатые в 1991 году, были успешными в последующие 30 лет?

Вместе с моими коллегами-экспертами Voltoy Club мы проводим исследование внешнеполитического опыта постсоветских стран, по которому вскоре опубликуем отчет. Спустя 30 лет после распада Советского Союза есть достаточно времени, чтобы оценить эффективность всех постсоветских внешнеполитических стратегий. Хотя с исторической точки зрения тридцать лет — это короткий срок, разграничение государств уже можно наблюдать в соответствии с какой-то моделью национальной стратегии.

Первая группа стран взяла курс на национализм во внешней политике. Националистическая модель основана на черно-белом изображении мира, что позволяет ему действовать и раскрывать больший потенциал в международной политике. Украина, которая, не задумываясь, пытается найти независимый путь выхода из кризиса на востоке страны, независимо от мнения соседей, безусловно, сегодня демонстрирует такую ​​модель. Националистическая модель также имеет свои издержки: продолжающаяся мобилизация масс вокруг образа «другого», давление со стороны националистических кругов на элиту с целью удержания равновесия на скользкой грани в крупном международном конфликте. Это создает большие риски для страны: социальную неприязнь, раскол в политическом классе, проблемы с соседями и в целом очевидную возможность добиться желаемого результата.

Вторая группа стран пошла по пути либерализации — по крайней мере, так думают элиты этих стран, хотя часто это может сводиться к националистической мимикрии. По мнению элит таких стран, их главная проблема — их география. Они хотят быть где-нибудь в Центральной или Западной Европе, но, например, на Кавказе. Прежде всего, это Грузия. Основную метафору внешней политики Грузии можно сформулировать так: «Страна, в прошлом изолированная от европейского континента, стремится вернуться домой». Это описание легко найти в документах стратегического планирования и в лекциях интеллектуальной элиты Тбилиси. Частично эта модель структурирована Арменией, которая воплощает либерально-европейский опыт армянской элиты в действии — путем следования определенным процедурам государственного управления. Похвала внешней политике Армении ни к чему не привела, и обострение карабахского конфликта в 2020 году лишь реализовало эту стратегию.

READ  Реакция на отмену визы Новака Джоковича в Австралии

Третья группа государств вырабатывает свою внешнеполитическую стратегию с позиций прагматизма. Конечно, к таким странам относятся Узбекистан, Казахстан и Азербайджан, у которых сложились отношения со своими восточными и западными соседями. Однако с идеологической точки зрения такая поведенческая модель имеет один серьезный недостаток: всегда есть противник, указывающий на бесплодие такой политики, отсутствие великой идеи и ценностей. С другой стороны, в современном мире грань между великой идеей и мессианизмом размыта, и превращение первой во вторую сопряжено с большим риском.

Оценка показателей эффективности стратегического направления новых постсоветских государств может быть произведена по трем основным признакам.

Во-первых, внешняя политика этих государств успешна, потому что эти государства продолжают существовать. Не забывайте, что распад Советского Союза стал очень опасным испытанием для постсоветских стран, многие из которых не имеют достаточного опыта государственного устройства. Самым значительным достижением было сохранение их суверенитета через 30 лет после обретения независимости.

Во-вторых, внешняя политика этих государств будет успешной, если они смогут защитить свою территориальную целостность. По этой характеристике государства постсоветского пространства разделились на два лагеря: те, кто сохранил контроль над своими границами, и те, кто потерял свой суверенитет над определенными территориями.

В-третьих, если политические элиты этих государств смогут противостоять ключевым вызовам своего государства, политика этих государств будет успешной — внутренне. Пора признать, что Армения — единственная постсоветская страна и единственный серьезный вызов в ее внешнеполитической повестке дня. Для других государств внутриполитические вызовы имеют решающее значение при оценке успеха государственного эксперимента.

Все новые государства Евразии — фрагменты Советского Союза — объединены присутствием русских общин, которые стали крупнейшими национальными меньшинствами в странах постсоветского большинства. Эта ситуация стала серьезным внутриполитическим вызовом и дополнительным фактором в отношениях этих стран с Россией. Многие государства должны уравновесить националистические круги и необходимость обеспечения прав русских меньшинств. Незавершенность распада Советского Союза перекликается с нынешней политикой и усложняет уравнение успешной внешней политики для молодых государств. Можно ли сказать, что все государственные испытания, начатые в 1991 году, были успешными в последующие 30 лет?

READ  Кремлевский критик «Иностранный агент» бежит из России | Могучий 790 КФГО